The Space in the Novel "The Romantics" by K.G. Paustovsky

 © The Editorial Council and Editorial Board of Linguistic Studies

Linguistic Studies
Volume 26, 2013, pp.  199-204

The Space in the Novel "The Romantics" by K.G. Paustovsky

Tatiana Sivova

Article first published online: March 20, 2013 


Additional information

 Author Information: 

Tatiana V. Sivova, M.A., Lecturer at Department of Journalism of the Grodno State University by Yanka Kupala (Grodno, Belarus). Correspondence: sitavi@tut.by

Citation: 
Sivova, T. The Space in the Novel "The Romantics" by K.G. Paustovsky [Text] // Linguistic Studies collection of scientific papers / Donetsk National University Ed. by A. P. Zahnitko. – Donetsk : DonNU, 2013. – Vol. 26. – Pp. 199-204. – ISBN 966-7277-88-7

Publication History:
Volume first published online: March 20, 2013

Article received: September 27, 2012, accepted: December 28, 2012 and first published online: March 20, 2013

Annotation.

The types of the space in the novel by K.G. Paustovsky have been described. The functional load of the space nomination and the structure of the nature color space of the novel have been revealed.
Keywordsspace, space nomination, color space.

Abstract.

THE SPACE IN THE NOVEL "THE ROMANTICS" BY K. G. PAUSTOVSKY

Tatiana Sivova

Department of Journalism, Grodno State University by Yanka Kupala, Grodno, Belarus

 

Available 27 September 2012.

 

Abstract

Relevance

The concept of space is the subject of many fundamental and applied sciences. Today linguistic categorization of spatial of concepts and relationships is causes interest of leading linguists (see the works by V.G. Gak, I.M. Kobozeva, M.I. Konyushkevich, M.V. Vsevolodova, E.S. Cubryacova, A.V. Kravchenko, V.A. Maslova, N.B. Mechkovskaya, E.S. Yakovleva, etc.). Modern linguistic studies are turned to the analysis of this category in terms of the different linguistic directions. The research of categories of space in the novel by K.G. Paustovsky "The romantics" is extremely important, because of the fact that the first novel by author has not yet been the subject of undiverted attention of linguists who engaged in the categories of space, at first, and the secondly, the significance of this category for K.G. Paustovsky in virtue of romantic tonality of the novel, the thrust of the author to travel, to wandering.

Purpose

The purpose of the paper is the consideration of the space in the novel by K.G. Paustovsky "The romantics" to determine its artistic structure.

Tasks

The main tasks of the study are: 1) detection to the types of space in the novel; 2) consideration of functional load spatial nominations; 3) identification of the structure of color space of nature.

Conclusion

The space of the novel "The romantics" is extensive, multifaceted and structured.

It bears the some imprint of "abstract spatial extensiveness" (a term by M.M. Bakhtin) adventurous Greek of novels [Bakhtin 1975]. The spatial extent implies availability of large spaces. Note, that in the geographical reading "The romantics" found more than 200 geographic names.

At the same time, M.M. Bakhtin emphasizes, the size and diversity of this vast space in the adventure Greek of novels is entirely abstract: "For the shipwreck necessary to the sea, but what does is will be the sea in the geographical and historical sense – is immaterial" [Bakhtin 1975].

Also in the novel by K.G. Paustovsky often the geographical focus is absent: It was in the north, in the town over by Oka, where the frost crunched underfoot like a new skin; We decided to live in this city, until enough money; From my city, I immediately wrote to Hatice...; the name of the head “Unfamiliar city”, etc.

The space of the novel "The romantics", in our view, combines features of linear and point space (in terminology by Ju.M. Lotman) [Lotman 1988]. Linearity of the space is due to the continuous movement of the characters in space and the time ("the road as a means for deployment the character in time" [Lotman 1988]). Point of space involves localization heroes in a certain area for a while: – Our all dispersed, – told me Winkler. – Alex went to Kiev, Staszewsky – in Yuzovka, he took a job an intern at the factory. Garibaldi died. I am, as you see here.

The dimensional spatial planes are formed due to the intersection and interpenetration of spaces in a novel. Author emphasizes that these planes are not colorless. The space of the novel is made with a rich color palette, and the color of romanticism is dominant.

Perspective

The identifying the coloring of chronotope of artwork may be a promising.

 

Research highlights

► The types of the space in the novel by K.G. Paustovsky have been described. The functional load of the space nomination and the structure of the nature color space of the novel have been revealed.

Keywords: space, space nomination, color space.

 

References

Avramchikova, N. T. (2010). Teorija i metodologija formirovanija poljarizovannogo prostranstva v ekonomike regiona. Dis. d-ra. ekon. nauk. Krasnojarsk.

Akimova, D. A. (2008). Koncepcija prostranstva v zhivopisi Andrea Manten'i. Dis. kand. iskusstvoved. Moskva.

Arzumanov, I. A. (2009). Transformacija prostranstva religioznoj kul'tury Bajkal'skogo regiona v transaziatskom kontekste (XX – XXI vv.). Dis.d-ra kul'turolog. nauk. Moskva.

Baburova, O. V. (2006). Modeli istochnikov gravitacionnogo polja i kosmologicheskie modeli v postrimanovyh prostranstvah. Dis. d-ra fiz.-mat. nauk. Moskva.

Bahtin, M. M. (1975). Formy vremeni i hronotop v romane. Voprosy literatury i jestetiki, 234-407. Moskva.

Varlamov, V. V. (2001). Teoretiko-gruppovoe opisanie inversii prostranstva, obrashhenija vremeni i zarjadovogo soprjazhenija. Dis. kand. fiz.-mat. nauk. Novokuzneck..

Vlasjuk, O. A. (2009). Predstavlenija o prostranstve russkih istorikov vtoroj poloviny XIX v. Dis. kand. istor. nauk. Omsk.

Voroncova, D. S. (2011). Kommunikacionno-rekreacionnye prostranstva v arhitekture obshhestvenno-torgovyh centrov. Dis. kand. arhitektury. Ekaterinburg.

Vsevolodova, M. V. & Vladimirskij, E. Ju. (1982). Sposoby vyrazhenija prostranstvennyh otnoshenij v sovremennom russkom jazyke. Moskva: Rus. jaz.

Gak, V. G. (2000). Prostranstvo vne prostranstva. Logicheskij analiz jazyka. Jazyki prostranstv. Moskva.

Gorshkova, G. F. (2009). Proekcionnaja geometrija arhitekturnogo prostranstva. Dis. d-ra arhitektury. Novgorod.

Gul'basov, A. V. (2007). Koncepcija jekonomicheskogo prostranstva i jeje potencial v issledovanii jekonomicheskih processov i javlenij. Dis. kand. jekonom. nauk. Smolensk.

Esin, A. B. (1999). Vremja i prostranstvo. Vvedenie v literaturovedenie: Literaturnoe proizvedenie: Osnovnye ponjatija i terminy, 42-62. Moskva.

Zhuravleva, A. A. (2005). Jestetika prostranstva. Dis. kand. filos. nauk. SPb.

Kobozeva, I. M. (2000). Grammatika opisanija prostranstva. Logicheskij analiz jazyka. Jazyki prostranstv, 152-163. Moskva.

Konjushkevich, M. I. (2012). Kategorizacija prostranstva v russkoj i belorusskoj kartinah mira. Ispol'zovanie peredovyh tehnologij obuchenija v uchrezhdenijah obrazovanija: materialy III respublikanskoj nauchno-prakticheskoj konferencii, 20-27. Grodno.

Kravchenko, A. V. (1996). Jazyk i vosprijatie: Kognitivnye aspekty jazykovoj kategorizacii. Irkutsk: Izd-vo Irkut. un-ta.

Krepkogorskij, V. L. (2009). Interpoljacija funkcional'nyh prostranstv klassov Besova i Lizorkina-Tribelja. Dis. d-ra fiz.-mat. nauk. Kazan'.

Kubrjakova, E. S. (2000). O ponjatijah mesta, predmeta i prostranstva. Logicheskij analiz jazyka. Jazyki prostranstv, 84-93. Moskva.

Kungurceva, N. A. (2009). Tipologija prostranstva v rannem tvorchestve D.N. Mamina-Sibirjaka. Dis. kand. filol. nauk. Ekaterinburg.

Leleko, V. D. (202). Prostranstvo povsednevnosti kak predmet kul'turologicheskogo analiza. Dis. d-ra kul'turolog. nauk. SPb.

Lihachev, D. S. (1983). Tekstologija: na materiale russkoj literatury X – XVII v. Moskva: Nauka.

Lotman, Ju. M. (1988). V shkole pojeticheskogo slova: Pushkin. Lermontov. Gogol'. Moskva: Prosveshhenie.

Maljazev, V. E. (2003). Selo Stepanovka v kontekste politicheskoj i social'no-jekonomicheskoj istorii Rossii. Dis. kand. istor. nauk. Penza.

Maslova, V. A. (2008). Kognitivnaja lingvistika: ucheb. posobie. Mn.: TetraSistems.

Mechkovskaja, N. B. (2000). Social'naja lingvistika: Posobie dlja studentov gumanit. vuzov i uchashhihsja liceev. Moskva: Aspekt Press.

Mironova, L. N. (1993). Semantika cveta v jevoljucii psihiki cheloveka. Problema cveta v psihologii, 172-188. Moskva.

Mihalevskij, D. V. (2012). Formirovanie social'nogo prostranstva i ego struktur. Dis. kand. filos. nauk. Moskva.

Mozgovaja, N. N. (2002). Razvitie predstavlenij o lichnostnom prostranstve studentov pedagogicheskogo vuza. Dis. kand. psih. nauk. Stavropol'.

Mozgot, S. A. (2006). Muzykal'noe prostranstvo v tvorchestve Kloda Debjussi. Dis. kand. iskusstvoved. Saratov.

Naletova, E. L. (2010). Formirovanie vospitatel'nogo prostranstva sredstvami muzejno-pedagogicheskoj dejatel'nosti. Dis. kand. ped. nauk. Tol'jatti.

Pankova, S. Ju. (2010). Predstavlenija o prostranstve i vremeni ljudej, prozhivajushhih v razlichnyh geograficheskih uslovijah. Dis. kand. psih. nauk. Juzhno-Sahalinsk.

Porshneva, A. S. (2010). Prostranstvo jemigracii v romannom tvorchestve Je.M. Remarka. Dis. kand. filol. nauk. Ekaterinburg.

Rybalov, Ju. A. (2009). Shtekkelevy prostranstva v nekotoryh kosmologicheskih zadachah. Dis. kand. fiz.-mat. nauk. Tomsk.

Rjazanov, A. V. (2009). Jetnos v kommunikativnom prostranstve sociuma. Dis. d-ra filos. nauk. Saratov.

Serbina, N. V. (2011). Predmet i mezhpredmetnoe prostranstvo v zhivopisnom proizvedenii. Dis. kand. iskusstvoved. Ekaterinburg.

Silkin, V. V. (2006). Vlijanie prostranstva politicheskoj kommunikaciji na processy modernizacii gosudarstvennogo upravlenija. Dis. d-ra polit. nauk. Moskva.

Spiridonov, I. A. (2011). Teoretiko-metodologicheskie osobennosti izuchenija social'nogo prostranstva goroda. Dis. kand. soc. nauk. Saratov.

Toporov, V. N. (1983). Prostranstvo i tekst. Tekst: semantika i struktura, 227-284. Moskva.

Filippov, A. F. (2008). Teoreticheskie osnovanija sociologii prostranstva. Dis. d-ra soc. nauk. Moskva.

Fiofanova, O. A. (2008). Proektirovanie modal'nostej vzroslenija podrostkov v vospitatel'nom prostranstve. Dis. d-ra ped. nauk. Moskva.

Jakovleva, E. S. (1994). Fragmenty russkoj jazykovoj kartiny mira (modeli prostranstva, vremeni i vosprijatija). Moskva: Gnozis. 

Correspondence: sitavi@tut.by

Vitae

Tatiana V. Sivova, M.A., Lecturer at Department of Journalism of the Grodno State University by Yanka Kupala. Her areas of research interests include linguistics of text, language media.


Article.

Татьяна Сивова

УДК 811.161.1

 

ПРОСТРАНСТВО В РОМАНЕ К.Г. ПАУСТОВСКОГО “РОМАНТИКИ”

 

Описані типи простору роману К.Г. Паустовського “Романтики”, виявлене функційне навантаження просторових номінацій, а також структура колористичного простору природи.

Ключові слова: простір, просторова номінація, колористичний простір.

 

Понятие пространство является предметом исследования многих фундаментальных и прикладных наук: физики [Рыбалов 2009; Варламов 2001 и др.], математики [Крепкогорский 2009; Бабурова 2006 и др.], философии [Рязанов 2009; Михалевский 2012 и др.], социологии [Спиридонов 2011; Филиппов 2003 и др.], истории [Власюк 2009; Малязев 2003 и др.], экономики [Аврамчикова 2010; Гульбасов 2007 и др.], журналистики [Силкин 2006 и др.], педагогики [Налетова 2010; Фиофанова 2008 и др.], психологии [Панкова 2010; Мозговая 2002 и др.], эстетики [Журавлева 2005 и др.], изобразительного искусства [Сербина 2011; Акимова 2008 и др.], архитектуры [Горшкова 2009; Воронцова 2011 и др.], культурологии [Арзуманов 2009; Лелеко 2002 и др.], музыкального искусства [Мозгот 2006 и др.], литературоведения [Поршнева 2010; Кунгурцева 2009 и др.]. Языковая категоризация пространственных понятий и отношений стала предметом исследования лингвистов. Современные лингвистические исследования обращаются к анализу данной категории с точки зрения различных лингвистических направлений: когнитивной лингвистики [Кубрякова 2000; Кравченко 1996; Яковлева 1994; Маслова 2008 и др.], лингвистики текста [Бахтин 1975; Лихачев 1983; Лотман 1988 и др.], теории текста [Топоров 1983], грамматики текста [Конюшкевич 2012; Всеволодова 1982; Кобозева 2000 и др.], социальной лингвистики [Мечковская 2000 и др.].

Исследование категории пространства в романе К.Г. Паустовского “Романтики” представляется чрезвычайно значимым, что обусловлено, во-первых, тем фактом, что первый роман автора еще не был предметом пристального внимания лингвистов, занимающихся категорией пространства, а во-вторых, значимостью данной категории для К.Г. Паустовского в силу романтической тональности романа, тяги автора к путешествиям, к странствиям. В данной статье мы ограничимся демонстрацией типов пространства “Романтиков”, рассмотрением функциональной нагрузки пространственных номинаций и выявлением структуры колористического пространства природы. Поэтому целью данной статьи является рассмотрение пространства в романе К.Г. Паустовского “Романтики” для выявления его художественной структуры, а задачи сводятся к следующему: 1) выявление типов пространства романа; 2) рассмотрение функциональной нагрузки пространственных номинаций; 3) выявление структуры колористического пространства природы.

Над созданием общей типологии пространства работали многие известные ученые. Так, Ю.М. Лотман выделял точечное, линеарное, плоскостное и объемное пространства [Лотман 1988], А.Б. Есин подразделял пространство на абстрактное и конкретное [Есин 1999], М.М. Бахтин выделял идиллическое, мистериальное и карнавальное пространства [Бахтин 1975] и др. Мы не претендуем на всеохватную типологию, а предлагаем лишь конкретную типологию пространства романа “Романтики”. Итак, в романе выявлены следующие типы пространства.

Условно реальное пространство. Под реальным пространством мы понимаем пространство, в котором существует реальный физический (материальный) мир. Определение условно реальное мы вводим здесь в связи с тем, что данное пространство все же результат художественного вымысла: Табачный туман метался по комнате под ударами ветра и рвался, как истлевшая шаль.

Природное пространство. Получает максимальную реализацию в романе в связи с художественной значимостью пейзажа в произведении. К.Г. Паустовский является признанным мастером литературного пейзажа, наделявшим природу эстетической и художественной функциональностью: Я слушаю, как далеко и сердито трубит пароход в открытом море, я слушаю свист ветра в голых сучьях за окном; Южный город шумел под белыми сентябрьскими звездами.

Пространство природы пронизывает весь роман, перемежаясь с другими пространствами, отождествляясь с ними. Например, с сакральным пространством: Иной раз задумаешься – есть ли оно, царствие небесное, райский край? А как глянешь на море, небо над ним ясное, воздух легкий, – думаешь, есть (Жучок). Сакральное пространство в романе отмечено духом романтизма. Оно сопряжено, с одной стороны, с природным пространством, о чем свидетельствует предыдущий пример, с другой, – с романтическим пространством, о чем будет сказано ниже. Сакральное пространство соотносится в сознании автора и с творческим процессом: Так рождается тоска по раю, по стране обетованной, грезы поэтов, системы философов, переливающееся из одной эпохи в другую томление по недосягаемым краям.

Следующей значимой пространственной плоскостью “Романтиков” становится пространство творчества. Оно создается средствами музыки, живописи и художественного слова:

– пространство живописи: Он [Гоген] остановился, взглянул на свои холсты, на эти гигантские перья птиц, и впервые поверил в библейскую повесть о днях творения. Молчаливый невиданный мир, перегруженный густыми мазками, жадно смотрел на него, на его слишком слабое для гения тело;

– пространство музыки: Я писал [симфонию] и слышал, как расцветала под моими пальцами легенда об иной жизни, где солнечные дали открываются одна за другой. Я населял веселыми толпами матросов и цыганок черные гавани (Оскар);

– пространство слова: Создать свой мир – необычный и чуждый всему окружающему, царапающемуся, жалкому и смешно неразумному; Быть бродягой, подбирать все, что попадется на дороге, – туман, лица людей с морщинами страданий и болезней, стихи, никем не читаемые, – и думать об этом с наслаждением, находить образы, непривычные, как во сне, и начать вторую жизнь вот на этих листах бумаги; Я пишу о теплом женском дыхании, сумраке приморских кафе, о Шелли, о снежной музыке Грига, о желтых берегах Эллады и смерти Байрона.

Не только творческие личности наделяются способностью создавать пространства в романе. Другие герои также создают свой мир: Она [девочка] посапывала и собирала гладкие морские камни. Из них она складывала дома, строила город, из сухих листьев каштана были сделаны площади, из раковин – дворцы. Значимость для К.Г. Паустовского темы творчества подтверждается многочисленностью и разнообразием других типов пространства, несущих на себе отпечаток художественного созидания: воображаемое пространство; вымышленное пространство; ассоциативное пространство; образное пространство. В контекстах:

– воображаемое пространство: Вот сегодня я хочу увидеть серые дни в Балтике, когда занавесью лежит туман по хвойным берегам и в море выходят рыбачьи барки с красной полосой, нашитой на парус. В прибрежных лесах растет по полянам вереск, и сырые дымы больших кораблей идут к песчаным берегам Дании – родине Ола Гансона. Может быть, этого нет, но я увижу все это, потому что уже давно я стремлюсь замечать скрытое и создавать задуманное;

– вымышленное пространство: Вас угощают не черным вином, – сказал я серьезно, – а вином с острова Тутуита на Тихом океане. Это самое крепкое вино, оно пахнет девичьей грудью. У моряков есть поверье, что приворожить женщину можно только этим вином; Ты весь в своем, в выдуманном. Увидишь апельсинную корку – и уже думаешь о небе цвета этой корки, которого никогда не увидишь (Сташевский);

– ассоциативное пространство: Горели три свечи. Я взглянул на их желтые язычки и вспомнил почему-то вокзалы поздней ночью, когда пассажиры спят на темных скамьях и диванах, а за широкими окнами наливается сизая холодная заря;

– образное пространство: Я подошла к той черте, за которой или что-то жуткое, бесповоротное, или счастье (Наташа); Вершины любви, понимаешь, – сказал он [Винклер] и допил свой стакан.

Отдельно стоит выделить существенную для автора пространственную плоскость – пространство художественных текстов, которые создают герои романа:

– книга Максимова: Я окончил свою книгу. Стало скучно, я постарел на десять лет. Хотелось еще писать, заставить людей смеяться, любить, делать глупости и бродить по стране;

– роман Б.К. Зайцева “Дальний край”: Я читал о Москве, об обществе “Козлорогов” и громко смеялся. Редко била артиллерия, и после каждого удара долго тренькали стекла;

– книга Клода Фаррера: “Сумерки Тонкина, такие тяжелые вследствие рассеянных солнечных лучей и горячего дождя, нависли какой-то тайной, тайной азиатской – тревожной и злой”;

– заупокойная лития: В месте светле, в месте злачне, в месте покойне, идеже несть ни болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная”;

– народная песня: Ой, в Ерусалиме рано зазвонили, // Молода дывчина сына спородила (ср.: Рождественская щедровка кубанских казаков: Как в Иерусалиме рано зазвонили // А Мати Мария сына спородила).

Еще одна значимая пространственная плоскость романа может быть названа романтическим пространством. Безусловно, романтическое мировосприятие оставило отпечаток на всем романе К.Г. Паустовского и нашло реализацию в структурировании пространств романа. Так, в “Романтиках” существуют: пространство сна; пространство бреда; пространство прошлого и пространство памяти. Например:

– пространство сна получает в романе значительную реализацию. И это закономерно, поскольку одним из свойств романтического мировосприятия является устремленность к идеалу, который находится за пределами земной реальности, в ином пространственном измерении (романтическая концепция двоемирия), куда попасть можно только во сне: Весь день проспал тяжелым пьяным сном. Снился целый мир линий и красок, какие-то нездешние вечера (Винклер); Мне постоянно снится старый порт, будто я ламповщица, зажигаю на пристанях масляные фонари, шкипера угощают меня черным вином и целуют в затылок (Наташа);

– пространство бреда. Это пространство в романтизме близко по своей природе пространству сна: В бреду я видел, как Наташа в синем коротком платье шла со мной по каменной набережной к морю; Ночью у меня был жар, и снова, как тогда в халупе, я шел с Наташей к белой громаде парохода, ветер дул нам в лицо, и синие птицы кувыркались над красными черепичными крышами;

 – пространство прошлого. Тяга к прошлому, его идеализация, свойственные романтикам, нашли свое отражение в многочисленных контекстах, иллюстрирующих пространство прошлого: старая Англия; старая Одесса; старый Париж; старая Вена; старая Россия. В контекстах: Рыдать о чистоте, о старой Англии с ее почтовыми рожками, о Моне, о гениальных глазах человека, увидевшего красоту даже в этих туманах (Винклер);

– пространство памяти: Я люблю и буду потом, в памяти, любить все, что вокруг, – и соборы, и пустую гостиницу, и норвежского капитана с золотыми шевронами, и вот эти старые пожелтевшие фарфоровые чашки, и себя, и все то, к чему вы хоть раз прикасались (Наташа); Я вспомнил долгие ночи у простого дощатого стола, голос Наташи, севастопольский день, как хрустальный стакан, налитый синей водой.

Таким образом, в “Романтиках” сосуществует несколько пространственных плоскостей, которые представлены многочисленными и разнообразными типами пространства, что подтверждает значимость пространства для К.Г. Паустовского. Пространственные номинации в романе полифункциональны. Посредством пространственной характеристики автор:

1) создает сущностную характеристику героя: – Ты чудак и слеп, как щенок. Слепому тоже надоела темнота. Постоянно возишься со своим петушиным “я”. Все ему надоело. Лорд Байрон из Сквиры (Сташевский Винклеру); Я не потерял еще способности верить в города из каштановых листьев, дворцы из ракушек и плакать вместе с женщиной, незаслуженно обиженной шестимесячным крысоловом;

2) создает внешнюю характеристику героя: Боцман Гнедюк говорил матросам шепотом: “Ну, прямо королева африканская, прямо королева”;

3) передает эмоциональное состояние героев, например: влюбленность: Както все смешалось: пустые сады, солнце над морем, синяя вода, красные кузова шхун, радость дышать соленым туманом, и над всем этим – крепнущая любовь к Хатидже. Ощущение пространства сродни ощущению, которое испытывает влюбленный герой: Теперь второй раз [как при подъеме на Эльбрус] я испытал это чувство [любовь] – будто ветер выдул из меня старую душу, и вместо нее – горное солнце и воздух ледниковых полей. Пространство сигнализирует о психологическом потрясении героев: В Одессе в управлении пароходства ему [капитану] передали пачку писем. Среди них он нашел узкий конверт со знакомым почерком. Он заперся в каюте и прочел письмо. Солнце зашипело и погасло в море, пол каюты качался, как в шторм;

4) создает социальную характеристику героя: гродненская баба; прапорщики-сибиряки; орловские и курские мужики и др.;

5) движение в пространстве становится моделью мыслительного процесса: Обдумать – значит обойти по кругу, вернуться в то же место и начинать сначала;

6) дает оценку среде, окружению: – Нужно признать, – сказал Сташевский, – разнообразное и изысканное общество. Париж в Чухломе (Чу́хлома – город в Костромской области России); Вы преете в душных и смрадных домах, мучаете детей в замызганных школах, трясетесь над своим добром, над своими тюфяками, над своим спокойствием;

7) создает сущностную (качественную) характеристику предмета: Ты гляди, куда у него [“Гурзуфа”] нос задран. Шхуна не шхуна, бандура не бандура, одно слово – одесская работа, она под ветром закатывается, рыскливая собака. Под парусами на ней ходить немыслимо (дед Спиридон);

8) с помощью пространственных координат автор создает сущностную характеристику другого пространства: Горячечная жизнь редакции билась часто, как пульс Москвы города астраханских базаров и лондонского Сити, а также его внешнюю характеристику: В пене, как розовый аравийский мыс, стояла Константиновская батарея. Посредством сравнения с замкнутым пространством автор также характеризует пространство внешнее: За Зеленым Мысом упала ночь, на море был штиль, – гудела машина, команда залезла в кубрик <…> – Я вам не помешаю? – Нет, что вы! Видите, – спокойно, как в комнате;

9) создает сущностную (качественную) характеристику явления: Дождь идет такой московский, ручной – шумит себе и шумит (Семенов); Вот она откуда лихорадка – из Тонкина, из смертоносной, как яд, мокрой Азии. Врачи недаром говорят, что лихорадка у меня азиатская; Он [капитан] полюбил. Это не была обычная морская любовь, двухдневная любовь в порту;

10) создает характеристику времени: Среди ночи я проснулся. Не было вокруг ни моря, ни неба, ни шхуны. Глухая тьма качалась над нами, и кровь внятно звенела в ушах;

11) пространство вызывает ассоциации, основанные на художественных произведениях: пустые берега лермонтовской Тамани (М.Ю. Лермонтов “Герой нашего времени”); Там я всегда вспоминаю пушкинские стихи: “Земли полуденной священные края…” (А.С. Пушкин “Погасло дневное светило”);

12) другие номинации, например, номинации судов, детерминированы пространственными номинациями: Был я матросом второй статьи, на “Иерусалиме” (дед Спиридон); Утром отвалил от пристани, зарываясь носом в волну, небольшой катер “Гурзуф”; Сквозь дремоту я думал: это – “Неожиданный”, или “Батум”, или “Афродита” – и засыпал снова; В зеленой вымершей гавани стальным утюгом серел броненосец “Синоп”. Таким образом, пространственные номинации используются в романе в различных предметных сферах, как в прямом, так и в переносном смысле.

Особый интерес вызывает исследование пространства в свете его колористического воплощения, поскольку К.Г. Паустовский широко признан писателем “с «живописным» видением мира, тонким и разнообразным ощущением цвета” [Миронова 1993: 181]. По мнению В.Г. Гака, пространственные номинации образуют четыре концентрических расширяющихся круга, происходя от понятий: человек – дом – страна – мир [Гак 2000: 128]. Колористическое пространство романа “Романтики” тоже имеет свою структуру, наиболее значимыми в которой являются пространства человека и природы. Колористическое пространство человека в романе строится с помощью номинаций, отражающих внешность человека (еврейка с сизым лицом), артефакты (черное распятие), процесс творчества (цвет расплавленного золота) и навигацию (оранжевый пароход). Цветовое пространство природы включает номинации предметов и объектов растительного мира (дикие лиловые цветы), животного мира (коричневые ящерицы), а также водной сферы (море отливало алюминием) и небесной сферы (свинцовый зимний горизонт), природного ландшафта (синеватые холмы). Колористическое пространство дома формируется цветовыми номинациями построек и сооружений (розовые стены монастыря), архитектурных конструкций (белые низкие своды), а также города (зеленые города Цейлона). Пространство дома выполнено в традициях романтизма – неотделимо связано, даже отождествляется с пространством страны и мира. Таким образом, модель В.Г. Гака в романе К.Г. Паустовского получает расширение: человек – природа – (дом – страна – мир).

Колористические номинации пространства в романе создаются с использованием широкого цветового спектра. Так, например, только пространство природы создается с помощью 35 цветолексем: черный (33 словоупотребления); синий (25); желтый (24); зеленый (23); серый (19); белый (16); золотой (12); красный, голубой (11); розовый (7); сизый (6); серебряный, ржавый (5); рыжий (4); молочный (3); свинцовый, оранжевый, лиловый, коричневый, багровый, апельсинный, воспаленный (2); алый, алюминий, кубовый, кровяной, лимонный, малахитовый, оловянный, пепельный, седой, смоляной, червонный, чернильный, янтарный (1). Эти 35 цветолексем покрывают 9 цветовых блоков из существующих 10 (по Р.М. Фрумкиной [Фрумкина 1984: 54]).

При наложении на данный спектр цветовых доминант романа “Романтики” (черный, белый, желтый, синий) приходим к выводу о том, что доминанты романа и колористического пространства природы во многом совпадают: наличие черного, синего, желтого цвета. В последнем в качестве доминанты фигурирует зеленый цвет, что ожидаемо для данного пространства. Номинации пространства нередко проявляют избирательность в сочетании с колоративами, расширяют рамки сочетаемости. Например, пространство природы: зеленоватый сок утра; зеленая чернота [неба]; ветер, горячий и синий до боли; день, желтый, как мокрая вата; дым папирос был крепок до синевы; черная весенняя тишина и др.

Таким образом, пространство романа «Романтики» обширно, многопланово и вместе с тем структурировано. Оно несет на себе некоторый отпечаток «абстрактной пространственной экстенсивности» (термин М.М. Бахтина) авантюрных греческих романов [Бахтин 1975]. Пространственная экстенсивность предполагает наличие больших пространств. Отметим, что в ходе географического прочтения “Романтиков” выявлено свыше 200 географических наименований. Одновременно с этим, как подчеркивает М.М. Бахтин, величина и разнообразие этого огромного пространства в авантюрных греческих романах совершенно абстрактны: “Для кораблекрушения необходимо море, но какое это будет море в географическом и историческом смысле – совершенно безразлично” [Бахтин 1975]. В романе К.Г. Паустовского также часто отсутствует географическая ориентация: Было это на севере, в городке над Окой, где мороз скрипел под ногами, как новая кожа; Мы решили жить в этом городе, пока хватит денег; Из своего города я тотчас же написал Хатидже…; название главы “Незнакомый город” и др.

Пространство романа “Романтики”, на наш взгляд, сочетает черты линеарного и точечного пространства (в терминологии Ю.М. Лотмана) [Лотман 1988]. Линеарность пространства обусловлена непрерывным перемещением героев в пространстве и во времени (“дорога как средство развертывания характера во времени” [Лотман 1988]). Точечность пространства предполагает локализацию героев в определенном пространстве на какое-то время: – Наши все разбрелись, – сказал мне Винклер. – Алексей уехал в Киев, Сташевский – в Юзовку, он устроился практикантом на заводе. Гарибальди умер. Я, как видишь, здесь. Благодаря пересечению и взаимопроникновению пространств в романе формируются объемные пространственные плоскости. Подчеркнем, что эти плоскости не бесцветны. Пространства романа выполнены при помощи богатой цветовой палитры, и доминируют в ней цвета романтизма. Перспективным может стать выявление цветового хронотопа художественного произведения.

References. 

Литература

Аврамчикова 2010: Аврамчикова, Н.Т. Теория и методология формирования поляризованного пространства в экономике региона [Текст] : дис. д-ра экон. наук : 08.00.05 / Сибирский государственный аэрокосмический ун-т. – Красноярск, 2010. – 328 с.

Акимова 2008: Акимова, Д.А. Концепция пространства в живописи Андреа Мантеньи [Текст] : дис. канд. … искусствовед. : 17.00.04 / Государственный Институт Искусствоведения. – М., 2008. – 226 с.

Арзуманов 2009: Арзуманов, И.А. Трансформация пространства религиозной культуры Байкальского региона в трансазиатском контексте (XX – XXI вв.) [Текст] : дис. д-ра культуролог. наук : 24.00.01 / Государственная академия славянской культуры. – М., 2009. – 347 с.

Бабурова 2006: Бабурова, О.В. Модели источников гравитационного поля и космологические модели в постримановых пространствах [Текст] : дис. д-ра физ.-мат. наук : 05.13.18 / Московский педагогический государственный ун-т. – М., 2006. – 232 с.

Бахтин 1975: Бахтин, М.М. Формы времени и хронотоп в романе [Текст] / М. М. Бахтин // Вопросы литературы и эстетики. – М. : Наука, 1975. – C. 234-407.

Варламов 2001: Варламов, В.В. Теоретико-групповое описание инверсии пространства, обращения времени и зарядового сопряжения [Текст] : дис. канд. физ.-мат. наук : 01.04.02 / Сибирский государственный индустриальный ун-т. – Новокузнецк, 2001. – 110 с.

Власюк 2009: Власюк, О.А. Представления о пространстве русских историков второй половины XIX в. [Текст] : дис. канд. истор. наук : 07.00.02 / Омский государственный педагогический ун-т. – Омск, 2009. – 220 с.

Воронцова 2011: Воронцова, Д.С. Коммуникационно-рекреационные пространства в архитектуре общественно-торговых центров [Текст] : дис. …. канд. архитектуры : 05.23.21 / Уральская государственная архитектурно-художественная академия. – Екатеринбург, 2011. – 198 с.

Всеволодова 1982: Всеволодова, М.В., Владимирский, Е.Ю. Способы выражения пространственных отношений в современном русском языке [Текст] / М. В. Всеволодова, Е. Ю. Владимирский. – М. : Рус. яз., 1982. – 262 с.

Гак 2000: Гак, В.Г. Пространство вне пространства [Текст] / В. Г. Гак // Логический анализ языка. Языки пространств. – М. : Языки русской культуры, 2000. – 448 с.

Горшкова 2009: Горшкова, Г.Ф. Проекционная геометрия архитектурного пространства [Текст] : дис. д-ра архитектуры : 18.00.01 / Нижегородский государственный архитектурно-строительный ун-т. – Н. Новгород, 2009. – 267 с.

Гульбасов 2007: Гульбасов, А.В. Концепция экономического пространства и ее потенциал в исследовании экономических процессов и явлений [Текст] : дис. канд. эконом. наук : 08.00.01 / Смоленский гуманитарный ун-т. – Смоленск, 2007. – 165 с.

Есин 1999: Есин, А.Б. Время и пространство [Текст] / А. Б. Есин // Введение в литературоведение : Литературное произведение : Основные понятия и термины : Учебное пособие. – М., 1999. – С. 42-62.

Журавлева 2005: Журавлева, А.А. Эстетика пространства [Текст] : дис. канд. филос. наук : 09.00.04 / Российский государственный педагогический ун-т. – СПб., 2005. – 168 с.

Кобозева 2000: Кобозева, И.М. Грамматика описания пространства [Текст] / И. М. Кобозева // Логический анализ языка. Языки пространств. – М., 2000. – С.152-163.

Конюшкевич 2012: Конюшкевич, М.И. Категоризация пространства в русской и белорусской картинах мира [Текст] / М. Конюшкевич // Использование передовых технологий обучения в учреждениях образования : материалы III республиканской научно-практической конференции (Гродно, 20 – 21 окт. 2011 г.) / редкол. : И. Н. Кавинкина (гл. ред.) [и др.]. – Гродно : ГрГУ, 2012. – С. 20-27.

Кравченко 1996: Кравченко, А.В. Язык и восприятие : Когнитивные аспекты языковой категоризации [Текст] / А. В. Кравченко. – Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 1996. – 160 с.

Крепкогорский 2009: Крепкогорский, В.Л. Интерполяция функциональных пространств классов Бесова и Лизоркина-Трибеля [Текст] : дис. д-ра физ.-мат. наук : 01.01.01 / Казанское высшее военное командное училище. – Казань, 2009. – 263.

Кубрякова 2000: Кубрякова, Е.С. О понятиях места, предмета и пространства [Текст] / Е. С. Кубрякова // Логический анализ языка. Языки пространств. – М., 2000. – С. 84-93.

Кунгурцева 2009: Кунгурцева, Н.А. Типология пространства в раннем творчестве Д.Н. Мамина-Сибиряка [Текст] : дис. канд. филол. наук : 10.01.01 / Уральский государственный ун-т. – Екатеринбург, 2009. – 170 с.

Лелеко 2002: Лелеко, В.Д. Пространство повседневности как предмет культурологического анализа [Текст] : дис. д-ра культуролог. наук : 24.00.01 / Санкт-Петербургский государственный ун-т культуры и искусств. – СПб., 2002. – 321 с.

Лихачев 1983: Лихачев, Д.С. Текстология : на материале русской литературы X – XVII в. [Текст] / Д. С. Лихачев. – М. : Наука, 1983. – 639 с.

Лотман 1988: Лотман, Ю.М. В школе поэтического слова : Пушкин. Лермонтов. Гоголь [Текст] / Ю. М. Лотман. – М. : Просвещение, 1988. – 352 с.

Малязев 2003: Малязев, В.Е. Село Степановка в контексте политической и социально-экономической истории России [Текст] : дис. канд. истор. наук : 07.00.02 / Пензенский государственный педагогический   ун-т. – Пенза, 2003. – 282 с.

Маслова 2008: Маслова, В.А. Когнитивная лингвистика : учеб. пособие [Текст] / В. А. Маслова.Мн. : ТетраСистемс, 2008. – 272 с.

Мечковская 2000: Мечковская, Н.Б. Социальная лингвистика : Пособие для студентов гуманит. вузов и учащихся лицеев [Текст] / Н. Б. Мечковская. – М. : Аспект Пресс, 2000. – 207 с.

Миронова 1993: Миронова, Л.Н. Семантика цвета в эволюции психики человека // Проблема цвета в психологии [Текст] / Л. Н. Миронова. – М. : Наука, 1993. – С. 172-188.

Михалевский 2012: Михалевский, Д.В. Формирование социального пространства и его структур [Текст] : дис. канд. филос. наук : 09.00.11 / Российский государственный социальный ун-т. – М., 2012. – 218 с.

Мозговая 2002: Мозговая, Н.Н. Развитие представлений о личностном пространстве студентов педагогического вуза [Текст] : дис. канд. псих. наук : 19.00.07 / Северо-Кавказский государственный технический ун-т. – Ставрополь, 2002. – 173 с.

Мозгот 2006: Мозгот, С.А. Музыкальное пространство в творчестве Клода Дебюсси [Текст] : дис. канд. искусствовед. : 17.00.02 / Саратовская государственная консерватория. – Саратов, 2006. – 269 с.

Налетова 2010: Налетова, Е.Л. Формирование воспитательного пространства средствами музейно-педагогической деятельности [Текст] : дис. канд. пед. наук : 13.00.01 / Тольяттинский государственный     ун-т. – Тольятти, 2010. – 206 с.

Панкова 2010: Панкова, С.Ю. Представления о пространстве и времени людей, проживающих в различных географических условиях [Текст] : дис. канд. псих. наук : 19.00.01 / Сахалинский государственный ун-т. – Южно-Сахалинск, 2010. – 366 с.

Поршнева 2010: Поршнева, А.С. Пространство эмиграции в романном творчестве Э.М. Ремарка [Текст] : дис. канд. филол. наук : 10.01.03 / Уральский государственный ун-т. – Екатеринбург, 2010. – 256 с.

Рыбалов 2009: Рыбалов, Ю.А. Штеккелевы пространства в некоторых космологических задачах [Текст] : дис. канд. физ.-мат. наук : 01.04.02 / Томский государственный педагогический ун-т. – Томск, 2009. – 122 с.

Рязанов 2009: Рязанов, А.В. Этнос в коммуникативном пространстве социума [Текст] : дис. д-ра филос. наук : 09.00.11 / Поволжская академия государственной службы. – Саратов, 2009. – 339 с.

Сербина 2011: Сербина, Н.В. Предмет и межпредметное пространство в живописном произведении [Текст] : дис. канд. искусствовед. : 17.00.04 / Уральский государственный ун-т. – Екатеринбург, 2011. – 205 с.

Силкин 2006: Силкин, В.В. Влияние пространства политической коммуникации на процессы модернизации государственного управления [Текст] : дис. д-ра полит. наук : 10.01.10 / Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации. – Москва, 2006. – 334 с.

Спиридонов 2011: Спиридонов, И.А. Теоретико-методологические особенности изучения социального пространства города [Текст] : дис. канд. соц. наук : 22.00.01 / Саратовский государственный ун-т. – Саратов, 2011. – 138 с.

Топоров 1983: Топоров, В.Н. Пространство и текст [Текст] / В. Н. Топоров // Текст : семантика и структура.М. : Наука, 1983. – С. 227-284.

Филиппов 2003: Филиппов, А.Ф. Теоретические основания социологии пространства [Текст] : дис. д-ра соц. наук : 22.00.01 / Государственный ун-т. – Высшая школа экономики. – М., 2003. – 254 с.

Фиофанова 2008: Фиофанова, О.А. Проектирование модальностей взросления подростков в воспитательном пространстве [Текст] : дис. д-ра пед. наук : 13.00.01 / Московский городской педагогический ун-т. – М., 2008. – 378 с.

Фрумкина 1984: Фрумкина, Р.М. Цвет, смысл, сходство (аспекты психолингвистического анализа) [Текст] / Р. М. Фрумкина. – М. : Наука, 1984. – 175 с.

Яковлева 1994: Яковлева, Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия) [Текст] / Е. С. Яковлева. – М. : Гнозис, 1997. – 344 с.

 

Описаны типы пространства романа К.Г. Паустовского “Романтики”, выявлена функциональная нагрузка пространственных номинаций, а также структура колористического пространства природы.

Ключевые слова: пространство, пространственная номинация, колористическое пространство.

 

The types of the space in the novel by K.G. Paustovsky have been described. The functional load of the space nomination and the structure of the nature color space of the novel have been revealed.

Keywords: space, space nomination, color space.

Надійшла до редакції 27 вересня 2012 року.