The Transformation of Prepositional Case Syntaxeme into a Predicative Unit: the Correlation of a Preposition and a Connection Index in a Composite Sentence

 © The Editorial Council and Editorial Board of Linguistic Studies

Linguistic Studies
Volume 26, 2013, pp.  93-99

The Transformation of Prepositional Case Syntaxeme into a Predicative Unit: the Correlation of a Preposition and a Connection Index in a Composite Sentence

Maria Koniushkevich

Article first published online: March 20, 2013 


Additional information

 Author Information: 

Marija J. Konjushkevich, Doctor of Philology, Professor at the Department of Journalism in Janka Kupala Grodno State University. Correspondence: marikon9@mail.ru

Citation: 
Maria Koniushkevich.The Transformation of Prepositional Case Syntaxeme into a Predicative Unit: the Correlation of a Preposition and a Connection Index in a Composite Sentence [Text] // Linguistic Studies collection of scientific papers / Donetsk National University Ed. by A. P. Zahnitko. – Donetsk : DonNU, 2013. – Vol. 26. – Pp. 93-99. – ISBN 966-7277-88-7

Publication History:
Volume first published online: March 20, 2013

Article received: September 15, 2012, accepted: December 28, 2012 and first published online: March 20, 2013

Annotation.

By means of denominalization (the transformation of syntaxeme into a predicative unit) the inventory of connection indices in a composite sentence is revealed. The interdependency of syntaxeme meaning and nominalizator (connection index) is demonstrated based on the Belarusian language (in particular, syntaxeme with the preposition аб), the factors of nominalizator choice are defined.
Keywords syntaxeme, predicative unit, nominalization, denominalization, nominalizator, preposition, connection index, T-words, K-words.

Abstract.

THE TRANSFORMATION OF PREPOSITIONAL CASE SYNTAXEME INTO A PREDICATIVE UNIT: THE CORRELATION OF A PREPOSITION AND A CONNECTION INDEX IN A COMPOSITE SENTENCE

Maria Koniushkevich

Department of Journalism, Janka Kupala Grodno State University, Grodno, Grodno region, Belarus

 

Available 15 September 2012.

 

Abstract

Relevance

For today, the inventory of methods which are the performance bond in a complex sentence, the Belarusian language hasn`t a complete and unambiguous list, not confirmed by an extensive empirical base. This is especially true of analytical indicators for communication, elements of which are located on both sides of a complex sentence. Descriptions and classifications of the correlative words and EU funds (and a description of each of the classes separately), cannot give an objective knowledge of the grammatical structure of the sentence. It`s necessary to use another, non-traditional approaches to identifying an indicators of boundaries. The researching of the correlation of preposition in simple sentence and the union funds in a complex sentence, and accounting of isofunctionality of syntaxeme of nominal and predicative unit can be this approach.

Purpose

On the basis of syntactic functions of predicate ab by correlating of predicate and indicators of the conversion process of syntaxeme into predicative unity show the impact of inventory of nominalizators which are provide such conversion.

Tasks

The task of describing of all values of ​​syntaxemes which are formed by preposition ab, identifying left and right valence of the preposition, the features of word semantics toe as a critical element of the Union of Belarusian language braces, precedes the stated purpose.

Conclusion

The correlation of the predicate part of complex sentence and the corresponding nominal syntaxeme has the necessary diagnostic power for inventory of performance bond in a complex sentence. The inventory of performance of communication is much higher than the lists of EU funds, which have been covered in the grammatical and lexicographical literature.

Correlative words and allied facilities in structure of complex sentence are not indicators of different classes, and the elements of analytical buckles which define the constructive solution of techniques of the entering of predicative units into the design instead of the name syntaxeme. Preposition in denominalization included an analytical cementing force as its element.

In language there are prohibitions and permits for selection of index bond during denominalization. They are influenced by the left and right valence of the predicate, predicative value of unity.

Perspective

The proposed technique in the presence of case-prepositional repertoire syntaxemes not only reveals the most complete list of indicators in the context of a system of complex sentence of the Belarusian language, but also to establish laws which allows or prohibits the compatibility of elements in the analytical scrapie.

 

Research highlights

► By means of denominalization (the transformation of syntaxeme into a predicative unit) the inventory of connection indices in a composite sentence is revealed. ► The interdependency of syntaxeme meaning and nominalizator (connection index) is demonstrated based on the Belarusian language (in particular, syntaxeme with the preposition аб), the factors of nominalizator choice are defined.

Keywords: syntaxeme, predicative unit, nominalization, denominalization, nominalizator, preposition, connection index, T-words, K-words.

 

References

Beloshapkova, V. A. (1977). Sovremennyj russkij jazyk. Sintaksis. Moskva: Vyssh. shk.

Vsevolodova, M. V. (2008). Tipologija slavjanskogo predloga. Sistemnost': kategorii i paradigm. XIV mezhdunarodnyj s"ezd slavistov. Slavjanskoe jazykoznanie. Doklady rossijskoj delegacii. Moskva.

Konjushkevich, M. I. (2007). Belorusskie predlogi i ih analogi: principy atribucii pri formirovanii reestra. Lіngvіstichni studіі: Zb. nauk. prac', 15, 142-149. Donets'k: DonNU.

Konjushkevich, M. I. (2006). Predlog kak sintaksemoobrazujushhij formant i struktura sintaksemy. Linhvistychny studii: Zb. nauk. prats', 14, 73-79. Donets'k

Konjushkevich, M. I. (2010). Semanticheskij diapazon i sintaksicheskie funkcii slova “to” v slozhnopodchinennom predlozhenii. Lingvisticheskie idei V.A. Beloshapkovoj i ih voploshhenie v sovremennoj rusistike, 61-68. Tjumen': Mandar i Ka.

Cheremisina, M. I. & Kolosova, T. A. (1987). Ocherki po teorii slozhnogo predlozhenija. Novosibirsk: Nauka.

Cheremisina, M. I. (1982). Ob iz"jasnitel'noj konstrukcii s fakul'tativnym upravljaemym mestoimeniem «TO». Funkcional'nyj analiz sintaksicheskih struktur: sb. nauch. tr., 3-21. Irkutsk: Izd-vo Irkut. un-ta.

Shmeleva, T. V. (2010). Tehnika slozhnogo predlozhenija. Lingvisticheskie idei V.A. Beloshapkovoj i ih voploshhenie v sovremennoj rusistike, 116-133. Tjumen': Mandr i Ka.

Correspondence: marikon9@mail.ru

Vitae

Marija J. Konjushkevich, Doctor of Philology, Professor at the Department of Journalism in Janka Kupala Grodno State University. Her research areas include functional grammar, relative grammar, cognitive linguistics, lexicographical linguistics, linguopragmatics, and comparative linguistics.


Article.

 

Мария Конюшкевич

УДК 808.26-5

 

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ПРЕДЛОЖНО-ПАДЕЖНОЙ СИНТАКСЕМЫ В ПРЕДИКАТИВНУЮ ЕДИНИЦУ: КОРРЕЛЯЦИЯ ПРЕДЛОГА И ПОКАЗАТЕЛЯ СВЯЗИ СЛОЖНОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ

 

Шляхом деноміналізації (перетворення іменної синтаксеми на предикативну одиницю) встановлюється інвентар показників зв’язку в складному реченні. На матеріалі білоруської мови, зокрема синтаксем із прийменником аб, доводиться взаємозалежність значення синтаксеми і номіналізатора (показника зв’язку), визначаються чинники вибору номіналізатора.

Ключові слова: синтаксема, предикативна одиниця, номіналізація, деноміналізація, номіналі затор, прийменник, показник зв’язку, Т-слова, К-слова.

 

I. 0. В одной из наших публикаций был представлен опыт полипараметрической атрибуции предлога на материале белорусского языка [Конюшкевич 2007]. Одним из параметров атрибуции является корреляция предлога и союза, которая обнаруживает достаточную объяснительную и диагностическую силу при выявлении предложной функции слова или сочетания. Например:

- адносна (адносна рамонта)адносна таго што: Жыхары Камсамольскай вуліцы г. Слоніма пісалі ў рэдакцыю адносна таго, што трэба адрамантаваць і асвятліць вуліцу (газ.);

- ад часу (ад часу хваробы) – ад часу, калі: Ад часу, калі я хварэў, прайшло ўжо год і сем месяцаў (К. Чорны).

Кроме атрибутирующей функции данный параметр способствует также выявлению многих союзных средств, которые не только не получили детального рассмотрения в имеющихся грамматиках белорусского языка (равно как и русского), но даже не зафиксированы ни в эмпирической базе синтаксических исследований, ни тем более в лексикографических источниках[1].

Как действует данный параметр для выявления союзного потенциала языка, мы покажем на небольшом фрагменте, ограниченном белорусским предлогом аб. Однако предварительно следует сделать беглый обзор проблематики, связанной с современным состоянием науки о сложном предложении и союзных средствах, его формирующих. Это необходимо, во-первых, для представления хотя бы минимальной теоретической базы в наших рассуждениях и, во-вторых, для упреждения определенного круга вопросов, которые могут возникнуть у читателя при знакомстве с предъявляемым языковым материалом. Основные положения, необходимые для наших дальнейших рассуждений, следующие.

1. Мы солидарны с мыслью Т.В. Шмелевой о том, что “идею о противопоставлении простого и сложного предложения как фундаментальном положении, определяющем состав синтаксической науки и композицию синтаксических курсов, исследовательскую стратегию и саму синтаксическую оптику, – следует считать преувеличением, данью традиции и истории формирования синтаксической науки. Сложное предложение – это частный случай технического решения языкового воплощения полипропозитивной семантической структуры” [Шмелева 2010: 122] (выделение автора. – М.К.).

Выявление синтаксемообразующей функции предлога как форманта синтаксемы (подробнее см. [Конюшкевич 2006]) наводит на мысль о том, что лексический компонент синтаксемы может быть выражен не только морфологической формой, но и оборотом, и предикативной единицей, но в каждом случае это лишь разные технические решения заполнения одной и той же синтаксической позиции в высказывании. Так, никто не станет оспаривать, что в предложении (1) сочетание па метадзе выполняет функцию предлога, а вместе с флексией служит формантом синтаксемы, лексическим компонентом которой является лексема Каратков-:

(1) АЦ вымяраюць з дапамогай ртутнага сфігмаманометра ці танометра ў міліметрах ртутнага слупка па метадзе Караткова з рэгістрацый гукавых фенаменаў, эквівалентных максімальнаму і мінімальнаму ціску (Асновы медыцынскіх ведаў).

В примере (2) лексический компонент синтаксемы представлен сложным словосочетанием и однородным рядом, а формантом синтаксемы остается тот же предлог, но уже без флексии:

(2) Для штучнай экспіраторнай вентыляцыі лёгкіх па метадзе з рота ў рот або з рота ў нос пацярпелага укладваюць на спіну на цвёрдую паверхню (Асновы мед. Ведаў).

В предложении (3) лексический компонент трансформирован в развернутую причастную конструкцию:

(3) АЦ вымяраюць з дапамогай ртутнага сфігмаманометра ці танометра ў міліметрах ртутнага слупка па метадзе, адкрытым Каратковым.

Наконец, возможна и трансформация лексического компонента в предикативную единицу в форме атрибутивной придаточной части сложного предложения (4):

(4) АЦ вымяраюць з дапамогай ртутнага сфігмаманометра ці танометра ў міліметрах ртутнага слупка па метадзе, які быў адкрыты Каратковым.

Поскольку во всех предложениях выделенные единицы занимают одну и ту же позицию, перед нами явление одного порядка: единица па метадзе остается во всех предложениях релятивной и выполняет функцию предлога, т.е. форманта синтаксемы. Разница лишь (повторим за Т.В. Шмелевой) в техническом решении – материальном выражении лексического компонента.

Иное дело, что с усложнением лексического компонента усложняются и функции форманта, особенно если он, как в нашем случае, восходит к полнозначному слову. В предложениях (3) и (4) на предложную функцию накладываются и другие функции, которые должно выполнять данное существительное в силу его согласовательной связи с причастием (3) и относительным местоимением (4).

2. Приведем еще несколько положений из известной монографии «Очерки по теории сложного предложения» [Черемисина, Колосова 1987], которую и сегодня можно рассматривать как программу актуальных и перспективных исследований в области релятивной грамматики. В силу солидарности с мнением авторов положения из данной работы даем в виде цитат.

2.1. «Выявление всех скреп, выражающих обоюдную зависимость, которая, вероятно, не во всех случаях заслуживает названия взаимного подчинения, исследование их свойств и построение их типологии – актуальная задача синтаксиса сложного предложения, но одновременно и того раздела языкознания, который должен заниматься инвентаризацией строевых элементов языка, которые до сих пор не получают должного освещения в словаре» (с. 104).

2.2. «Наш опыт работы… показал, как мало пока накоплено «положительных» знаний о скрепах, как беден и неупорядочен метаязык, как неточны и приблизительны слова и выражения, с помощью которых мы только и можем говорить о скрепах, сравнивать их, различать и противопоставлять друг другу. В этом направлении мы делаем пока самые первые шаги. Еще предстоит не только выявлять структурные типы скреп, но и продолжать работу над инвентаризацией скреп, составлением полного списка «элементов множества», подлежащего упорядочению под разными углами зрения. В нашем распоряжении пока очень мало эмпирического материала, в то время как нужен материал огромный; мало терминов и еще меньше понятий; очень слабо осознаны нашей наукой лингвистически значимые признаки (категории), которые могут и должны быть положены в основание классификации» (с. 109).

2.3. «Многие знаменательные слова, регулярно воспроизводимые в составе сложного предложения, постепенно утрачивая свою знаменательность, приобретают признаки служебных слов и, конкретнее, союзных скреп или их компонентов» (с. 124).

2.4. «Понятие о союзе должно иметь такое определение, опираясь на которое можно было сделать одно из двух: или, противопоставив союзы каким-либо другим аналитическим показателям связи, отграничить союзные предложения и от предложений с показателями «не союзами» (разного типа), и от предложений вообще без аналитических показателей; или же, наоборот, объединить в понятии о союзе представления обо всех аналитических показателях связи и тогда противопоставить союзные в зависимости от типа аналитического показателя. Но, к сожалению, современное представление о союзе не позволяет сделать ни того, ни другого» (с. 98). И далее: «Термины «союз», «аналог союза», «союзный аналог», «союзное соединение», «союзное сцепление», «союзное сочетание» – «не термины, а пока еще «терминоиды»» (с. 124).

2.5. «Показатель связи мы понимаем как сегмент плана выражения, выполняющий связующую функцию. Это может быть отдельное слово, сочетание слов, контактное или дистантное; это может быть и морфема, и сочетание морфем (контактное или дистантное)» (с. 99).

2.6. «Употребление одного фонемного (графемного) комплекса в разных служебных ролях, в частности в ролях союза и частицы, не ведет к разрушению лексико-семантического тождества слова; семантика одного слова отнюдь не меняется непредсказуемым образом, а лишь варьирует вокруг функционально-семантического инварианта» (с. 141).

3. Мы также далеки от того, чтобы любой показатель связи в сложном предложении именовать союзом, поэтому воспользуемся термином «номинализатор», которым авторы монографии называют блок то, что. Мы используем данный термин не только для удобства демонстрации нашего материала, но и потому, что процедура, которую мы применяем к нашему материалу, – преобразование предложно-именной синтаксемы в предикативную часть сложного предложения, в содержательном отношении является обратной процессу номинализации, т.е. «преобразованию предикативных структур в именные» [Арутюнова 1980: 347]. См. трактовку этого термина в монографии М.И. Черемисиной и Т.А. Колосовой: номинализация – это «процесс формального и содержательного приспособления элементарного предложения к выполнению именных ролей в составе синтаксических структур более высокого ранга, а также та синтаксическая форма, которая является результатом этого процесса» [Черемисина, Колосова 1987: 30]. Поскольку наши преобразования имеют обратный вектор – из именной синтаксемы в предикативную часть, то назовем этот процесс деноминализацией.

Нам представляется важным мнение М.И. Черемисиной и Т.А. Колосовой о том, что «номинализатор то, что (где что – союз) остается за пределами предложения, подвергающегося номинализации. Коммуникативную функцию предложение выполняет без номинализатора, вхождение которого в предложение лишает последнее коммуникативной самодостаточности и превращает в блок, предназначенный для соединения с чем-то другим. В этом смысле номинализатор сопоставим с субстантивным суффиксом, а его склоняемый компонент то – с падежной формой существительного, которая ориентируется на доминирующее слово: Я рад тому / раздосадован тем / жалею о том / помню о том, что собрание перенесли на среду» [Черемисина и Колосова 1987: 31]).

В другой своей работе М.И. Черемисина пишет, что в таких предложениях «у то отмечено еще одно свойство – быть формальной «флексией» придаточной части, «синтаксическим маркером» ее функции» [Черемисина 1982: 6]. При этом подчеркивается, что главное назначение "то" состоит в номинализации сообщения о событии (с. 12). И далее следует фраза, которая очень коррелирует с приведенными выше нашими примерами с предлогом па метадзе: «То, что какая-то дама предложила мне купить фокстерьера… – не сообщение, "экс-сообщение". Но это такая синтаксическая форма, с которой можно оперировать как с существительным. Её можно размещать в любых именных позициях, придавая ей различные падежные и падежно-предложные формы» [Черемисина 1982: 13], а сам показатель связи то, что «организован сложнее обычных многокомпонентных союзов. Его компоненты, "то" и "что", четко разделены интонационно и пунктуационно, но линейно они связаны жестко: "то" всегда непосредственно предшествует союзу "что"» [Черемисина 1982: 12]; выделено нами. – М.К.).

4. Здесь следует сделать некоторые оговорки относительно то. В нашей статье [Конюшкевич 2010] мы доказывали, что данное слово, вопреки его лексикографической интерпретации, распалось на несколько омонимов в силу их различных функций и соответствующих этим функциям грамматических характеристик и парадигм.

В.А. Белошапкова при классификации соотносительных слов главной части сложного предложения учла их сочетаемость с союзными средствами придаточной и на этом основании выделила четыре группы соотносительных слов. В трех из этих групп числится и слово то. Вот эти три группы: 1) «слова, сочетающиеся только с соответствующими им по значению относительными местоимениями» [Белошапкова 1977: 229]; сюда относятся тот, та, то1 и слова с пространственным значением – там, туда, оттуда; 2) слова, «которые, кроме сочетаний с относительными местоимениями, допускают сочетания с асемантическими союзами» [Белошапкова 1977: 229]; 3) третью группу составляет «полностью опустошенное слово то2, не имеющее предметного значения (Особенно плохо было то, что к вечеру стало морозить)» [Белошапкова 1977: 229].

Грамматика-70 приняла точку зрения В.А. Белошапковой и закрепила то1 и то2 в научном обороте как слова, существенно различающиеся не только в семантическом и грамматическом отношениях, но и по своим сочетаемостным свойствам в структуре сложного предложения: то1 соотносится с союзным словом что в придаточной части, то2 со всеми остальными союзными словами и союзами что и чтобы [Грамматика 1970]. В качестве реплики отметим, что несоотносительность то2 с союзным словом что заключается не в запретах данного союзного слова и не в валентностных ограничениях самого то, а в синтаксической омонимии конструкций, возникающих в результате подобной сочетаемости (подробнее см. в [Конюшкевич 2010]).

5. Как уже отмечали М.И. Черемисина и Т.А. Колосова, при преобразовании предикативных структур в именные номинализатор остается за пределами предложения: Я рад перенесению / раздосадован перенесением / жалею / помню о перенесении собрания на среду. Отсюда вытекает, что блок то, что принадлежит именно придаточной части, поскольку он как номинализатор выступает формантом синтаксемы, лексический компонент которой выражен придаточной частью. При преобразовании предикативной единицы в именную таким формантом именной синтаксемы остается только своеобразный «конфикс» (термин М.В. Всеволодовой) – флексия имени + предлог (если он есть); в приведенных выше примерах этот «конфикс» выделен в синтаксемах перенесению, перенесением / о перенесении.

Как говорилось выше, для рассмотрения корреляции предлога и союза мы идем в направлении деноминализации – преобразования предложно-именной синтаксемы в предикативную единицу с номинализатором. Выявилось, что в зависимости от значения синтаксемы, формируемой предлогом, для оформления предикативной единицы требуется гораздо больше (чем только то, что) показателей связи, и разных. Поскольку подобные показатели связи состоят из двух элементов, то первый из них при необходимости мы будем называть, как это уже принято в синтаксисе, Т-словом, а второй – К-словом, причем местоименное   Т-слово мы обозначим как тое1, опустошенное Т-слово – как тое2. Аналогичную индексацию получают и       К-слова-омонимы: местоимение што1, союз што2; местоимение як1, союз як2.

6. И еще одно рассуждение, важное, на наш взгляд, для перспективы исследований в области релятивной грамматики. По мнению М.И. Черемисиной, союз что в рассматриваемых конструкциях в сочетании с то, варьирующим по падежам, выступает, скорее всего, как "прокладка", позволяющая предикативной единице вступить в грамматические отношения с то [Черемисина 1982: 15].

Думается, что подобные «прокладки» в языке видны везде – интерфиксация в словообразовании, суффиксоид -й- в основе формы настоящего времени глаголов во избежание зияния гласных на морфемном шве (чита-й-ет), обеспечение грамматической связи между словами в предложениях с описательными предикатами (сравн.: Университет готовит специалистов – Университет осуществляет подготовку специалистов; Таня скромна – Таню отличает скромность). В синтаксисе за подобными строевыми единицами закрепился термин «экспликатор». М.В. Всеволодова в своих работах (например, [Всеволодова 2008]) показала, что в функции экспликатора может выступить и знаменательное слово (сравн.: шел в университет, но вошел в здание университета), и предлог (сидеть ближе к сцене). Скорее всего, подобная экспликационная функция есть и у других К-слов.

Таким образом, с точки зрения технической задачи синтаксиса – оформления одной и той же актантной позиции в предложении – предлог и номинализатор (показатель связи типа «Т-слово, К-слово») изофункциональны. Различие между ними состоит в разных наборах других функций, сопряженных с морфологическими свойствами тех лексем, которые легли в основу предложной или союзной единиц, а также объемом находящегося при них лексического компонента – словоформы и предикативной единицы соответственно.

II. Семантика лексического компонента (значение имени для именных синтаксем и содержание высказывания для предикативной единицы) является важным (но не единственным) критерием для выбора показателя связи при преобразовании предложно-именной синтаксемы в предикативную единицу. И в этом отношении введенный в наш реестр предлогов [Канюшкевіч 2008-2010] такой параметр, как определение характера (значения) синтаксемы, является необходимым и удобным для подобных преобразований. Покажем это на примере синтаксем, оформляемых в белорусском языке предлогом аб.

С этим предлогом в нашем реестре зафиксировано 6 синтаксем в форме винительного падежа (аб+ N4), причем в пяти из них, кроме первой, управление уже устарело, и столько же синтаксем в форме предложного падежа (аб+ N6). Вот какие показатели связи дает деноминализация.

1. АБ1-1 што Він. Аб’ектн.: нерухомы інструментыў пры акцыянальным прэдыкаце: Выцерці ногі аб ходнік. Стукнуцца галавой аб касяк. ▬ Дождж б’ецца аб хвалі ракі (М. Багдановіч: ТСБМ)[2]. Деноминализация возможна только с помощью номинализатора тое1, што1, где оба элемента являются местоимениями: Выцерці ногі аб тое, што называецца / аб тое, што называюць / аб тое, што з’яўляецца ходнікам.

2. АБ1-2 каго/што Він. Аб'ектн.: дэлібератыў-мэта: А сам даўно сляпы ад слёз і ўжо забыўся аб ратунак (М. Багдановіч: ППШ). Ці аб свой гонар дбайна дбалі і дабравольна, без прынук самі сабой не гандлявалі, не неслі ў петлі дум і рук? (Я. Колас: ППШ). Несмотря на то, что в таком значении подобное управление в современном белорусском языке уже не употребляется, деноминализация возможна. Номинализатор аб тое2, каб: Забыліся аб тое, каб ратавацца; дбалі аб тое, каб захаваць свой гонар.

3. АБ1-3 што/за які час Він. Час.: дыменсіў-патэнсіў: Гаварыць аб ноч (= за адну ноч) – РБС. Вярнуўся з горада аб адзін дзень (ППШ). І ў Сапліцове госць аб дзень звыкаўся з ладам (А. Міцкевіч. Пер. П. Бітэля). Устар. Возможны два варианта деноминализации. Первый: в показатель связи необходимо ввести в качестве Т-слова субстантив-гипероним час, коррелирующий с местоимениями які, што1 (аб час, які / аб час, што1): Вярнуцца / звыкацца з ладам аб час, які / што роўны аднаму дню. Второй: дименсивное значение синтаксемы позволяет для указания количества времени использовать сочетание аб столькі часу, колькі: Звыкнуцца з ладам аб столькі часу, колькі яго ў адным дні.

4. АБ1-4 што/калі Він. Час.: тэмпаратыў: Сустрэнемся аб гэты час. ▬ Наказ такі, каб заўтра зрана твой брат Антось шоў да адбору, а сам Міхал аб гэту пору настройваў лыжы да сялібы – падбаць панам наконта рыбы (Я. Колас). Номинализаторы аб час, калі2 / аб пару, калі2: Сустрэнемся аб час, калі зойдзе сонца. Каб Міхал настройваў лыжы да сялібы аб час, калі надыйдзе раніца.

5. АБ1-5 што Він. Прычын.: пасесіў: Маючы сваё мацарства, дзёрлісь аб кусок раллі (В. Дунін-Марцінкевіч). Устар. Номинализаторы аб тое2, каму / аб тое2, хто: Дзёрлісь аб тое, каму дастанецца кусок раллі / аб тое, хто атрымае кусок раллі.

6. АБ1-6 што Він. Квалітатыў-дыменсіў: Ні мяса, ні малака, а ўсё – аб пяць пальцаў (загадка: ППШ). Номинализатор аб столькі, колькі: Усё аб столькі, колькі пальцаў.

7. АБ2-1 кім/чым Месн. Аб'ектн.: дэлібератыў: Думаць аб справах. Спяваць аб шчасці. Чытаць аб падарожжах. Гаварыць аб Максіме Гарэцкім / аб Элаізе Пашкевіч / аб сыне / аб сястры / аб кані / аб казе / аб возеры / аб дзіцяці.

Выбор номинализатора в преобразовании делиберативных синтаксем в изъяснительную придаточную часть зависит как от левой валентности предлога (лексического значения управляющего глагола и его дериватов), так и от правой (лексических и грамматических свойств существительного). Поскольку рамки статьи не позволяют рассмотреть все случаи преобразований, ограничимся лишь учетом правой валентности предлога аб – характеристиками управляемого предлогом существительного при глаголах говорить и пытаць. При этом учитывается и содержание преобразованной диктумной части изъяснительного предложения, которая имеет квалификативное, квалитативное, фактуальное и другие значения.

7а. Для диктумной части с квалификативным значением важны факторы определенности, персональности и неодушевленности существительного именной синтаксемы. Так, если имя существительное обозначает определенное лицо мужского или женского пола (определенность маркирована либо именем собственным, либо местоимением), то диктумная часть с квалификативным значением оформляется следующими номинализаторами:

- аб тым2, хто такі: Гаварыць аб тым, хто такі Максім Гарэцкі / хто такі мой сын / но не: * аб тым, хто такі сын; *аб тым, хто такі (мой) конь;

- аб тым2, хто такая: Гаварыць аб тым, хто такая Элаіза Пашкевіч / аб тым, хто такая яго сястра, но не: *аб тым, хто такая сястра / *аб тым, хто такая іх каза.

Если в именной синтаксеме существительное неодушевленное, то в диктумной части используется номинализатор аб тым2, што1 такое: Гаварыць аб тым, што такое шчасце / аб тым, што такое падарожжа.

7б. Для диктумной части с квалитативным значением указанные факторы не облигаторны. Для всех существительных используется номинализатор аб тым2, што1 такое: Гаварыць аб тым, што такое Максім Гарэцкі / аб тым, што такое Элаіза Пашкевіч / аб тым, што такое сястра / аб тым, што такое конь / аб тым, што такое дзіця и т.д. Во всех случаях предполагается не квалификация лица или предмета, а их качественная характеристика, обозначенная, как правило, неодушевленным существительным с метафорическим значением. Например: Што такое Максім Гарэцкі ў беларускай літаратуры? Гэта прыклад служэння мове і радзіме, гэта подзвіг і ахвяра.

7в. Для диктумной части с процессуально-атрибутивным значением требуются номинализаторы аб тым2, як1 / аб тым2, якім чынам. Например: гаварыць аб падарожжы в этом значении трансформируется в гаварыць аб тым, як падарожнічаць па Беларусі / аб тым, якім чынам падарожнічаць па Беларусі.

7г. Диктумная часть со значением сообщения о событии (теме) требует номинализатора с то2 и союзом што – аб тым2 , што2: Гаварыць аб тым, што летам падарожнічаць прыемна / аб тым, што Максім Гарэцкі быў рэпрэсіраваны / аб тым, што Элаіза Пашкевіч мела псеўданім Цётка / аб тым, што каза дае мала малака и т.д. Фактуальное значение диктумной части с номинализатором аб тым2, што2 дает бесконечное число содержательных вариантов при неизменности одного показателя связи.

. При управляющем глаголе уточнения (пытаць) диктумная часть оформляется номинализаторами, в которых второй компонент является вопросительным местоимением или вопросительной частицей ці. Список таких показателей связи велик, но конечен: аб тым2, хто / аб тым2, што1 / аб тым2, які / аб тым2, каторы / аб тым2, дзе / аб тым2, куды / аб тым2, адкуль / аб тым2, калі / аб тым2, колькі / аб тым2, як / аб тым2, наколькі / аб тым2, чаму / аб тым2, навошта / аб тым2, пры якіх умовах / аб тым2, на якіх умовах / аб тым2, з якой мэтай / аб тым2, па якой прычыне. Например: Пытацца аб тым, па якой прычыне / дзе / чаму / навошта спыніўся аўтобус.

7е. Совсем иначе образуются номинализаторы, если именная синтаксема имеет не субстантивный, а местоименный лексический компонент. Тогда местоимение входит в состав номинализатора, образуя с            К-словами показатель связи. Практически в номинализатор может войти местоимение любого семантического разряда, причем в сочетании не с союзом, а союзным словом: а) неопределенное местоимение: Здавалася, што яна прагне або пачуць штосьці, або расказаць аб нечым (К. Чорны) – Яна прагне расказаць аб нечым, што1 нікому невядома; б) вопросительное: Аб чым жа марыў менскі князь? (В. Чаропка) – Аб чым жа, чаго1 мы не ведаем, марыў менскі князь?; в) отрицательное: Гультай ні аб чым не дбаеГультай не дбае ні аб чым, што1 хвалявала б іншых; г) указательное (сверх уже рассматриваемого тое): Аб гэтым многа гавораць, але мала слухаць (нар.) – Аб гэтым, што1 ўсхвалявала ўсіх, шмат гавораць; д) личное, причем здесь К-слово избирательно к грамматическому роду и одушевленности: успамінаць аб ім – успамінаць аб ім, каго так кахала; успамінаць аб ёй, якую (но не каго) так кахаў; успамінаць аб ім (дзіцяці), якое / што1 так рана страціла.

7ж. В преобразованиях наречных синтаксем в диктумную часть на выбор номинализатора влияет содержание диктумной части и лексическое значение управляющего слова (левая валентность предлога): З думкай аб заўтра, аб хаце, аб хлебе Мусіце крочыць, спусціўшы галовы... (Я. Купала). Номинализаторы аб тым2, што1 / аб тым2, якое / аб тым2, ці / аб тым2, што2 и др. Поскольку управляющее слово думка имеет ментальную семантику, т.е. предполагает и утверждение, и вопрос, то список номинализаторов максимален и даже превышает список в п. 7д. Например: З думкай аб тым, што будзе заўтра / аб тым, якое будзе заўтра / аб тым, ці будзе заўтра / аб тым, што заўтра трэба ісці на працу / аб тым, каб заўтра напісаць курсавую / аб тым, навошта трэба так заўтра спяшацца и т.д.

8. АБ2-2 чым Месн. Стымул экзістэнцыі: Толькі і жыў аб надзеі. Номинализатор аб тым2, што2: Толькі і жыў аб тым, што спадзяваўся.

9. АБ2-3 чым Месн. Характарызатар-кандытыў паводле прадмета харчавання: Жыць аб хлебе і вадзе. Номинализатор аб тым2, што2: Жыць аб тым, што есці адзін хлеб і ваду. Аб адным хлебе сыт не будзешАб тым, што есці адзін хлеб, сыт не будзеш.

10. АБ2-4 чым/якой гадзіне/калі Тв. Час.: тэмпаратыў: Сустрэнемся аб шостай гадзіне. Номинализаторы аб пары, калі2 / аб пары, як2 / аб часе, калі2 / аб часе, як2: Сустрэнемся аб пары, калі / аб часе, калі наступіць шостая гадзіна.

11. АБ2-5 чым/за які час Месн. Час.: дыменсіў-патэнсіў: Раптам аб адным дні загарацца жоўтым лісцем бярозы (Я. Скры­ган). Возможны два варианта деноминализации. Первый: в показатель связи необходимо ввести в качестве Т-слова субстантив-гипероним час, коррелирующий с местоимениями які, што1 (аб часе, які / аб часе, што1): Бярозы загарацца жоўтым лісцем аб часе, што / які складзе толькі дзень. Второй: дименсивное значение синтаксемы позволяет для указания количества времени использовать сочетание аб столькім часе, колькі: Бярозы загарацца жоўтым лісцем аб столькім часе, колькі прыпадае на дзень.

12. АБ2-6 чым/колькіх адзінках Месн. Квалітатыў-дыменсіў: Хата аб чатырох вуглах. Номинализатор аб столькіх, колькі: Хата аб столькіх вуглах, колькі ў ліку чатыры.

Даже этого небольшого фрагмента на примере одного первичного предлога видно, что а) корреляция предикативной части сложного предложения и соответствующей именной синтаксемы обладает необходимой диагностической силой для инвентаризации показателей связи в сложном предложении; б) инвентарь показателей связи значительно превышает те списки союзных средств, которые получили освещение в грамматической и лексикографической литературе; в) соотносительные слова и союзные средства в структуре сложного предложения представляют собой не разные классы показателей связи, а сцеплены в аналитические скрепы, определяющие конструктивное решение техники вхождения предикативной единицы в конструкцию вместо именной синтаксемы; г) в языке существуют запреты и разрешения на выбор показателя связи в процессе деноминализации; д) предлог в процессе деноминализации входит в аналитическую скрепу в качестве ее элемента; е) левая и правая валентность предлога оказывают влияние на количество скреп, на грамматические свойства и парадигмы Т-слов и К-слов в скрепе, на их сочетаемость при образовании таких скреп.

Предложенная методика при наличии репертуара предложно-падежных синтаксем не только позволяет выявить максимально полный список показателей связи в системе сложного предложения белорусского языка, но и установить закономерности, разрешающие или запрещающие сочетаемость элементов в составе аналитических скреп.



[1] Поскольку работа над формированием реестра белорусских предлогов велась с постоянным сопряжением и сопоставлением белорусского и русского языкового материала, то сказанное здесь о корреляции предложных и союзных единиц в белорусском языке справедливо и к аналогичным подсистемам русского языка.

[2] Репертуар синтаксем с данным предлогом здесь подается в соответствии с фиксацией его в изданном реестре. Верхний индекс при предлоге показывает различия в падежном управлении предлога, цифра через дефис – номер синтаксемы в пределах одной падежной формы. Далее указывается падежное управление и значение синтаксемы с учетом уточняющего значения. Примеры синтаксем здесь подаются в минимальном объеме для иллюстрации наших действий.

References. 

Литература

Арутюнова 1980: Арутюнова, Н.Д. Сокровенная связка (К проблеме предикативного отношения) [Текст] / Н. Д. Арутюнова // Известия Ан СССР. Сер. Лит. и яз. – 1980. – Т. 39, № 4. – С. 347-358.

Белошапкова 1977: Белошапкова, В.А. Современный русский язык. Синтаксис : учеб. пос. [Текст] / В. А. Белошапкова. – М. : Высш. шк., 1977.

Всеволодова 2008: Всеволодова, М.В. Типология славянского предлога. Системность : категории и парадигмы [Текст] / М. В. Всеволодова // XIV международный съезд славистов. Славянское языкознание. Доклады российской делегации. – М., 2008.

Канюшкевіч 2008-2010: Канюшкевіч, М.І. Беларускія прыназоўнікі і іх аналагі. Граматыка рэальнага ўжывання. Матэрыялы да слоўніка. У 3 ч. [Текст] / М. І. Канюшкевіч – Гродна: ГрДУ, 2008 – 2010 ; Ч.1. Дыяпазон А – Л. 2008 ; Ч. 2. Дыяпазон М – П. 2010 ; Ч. 3. Дыяпазон Р – Я. 2010.

Конюшкевич 2006: Конюшкевич, М.И. Предлог как синтаксемообразующий формант и структура синтаксемы [Текст] / М. И. Конюшкевич // Лінгвістични студії : Зб. наук. праць. Вып. 14. / Укл. : Анатолій Загнітко (наук. ред.) та ин. – Донецьк : ДонНУ, 2006. – С. 73-79.

Конюшкевич 2007: Конюшкевич, М.И. Белорусские предлоги и их аналоги: принципы атрибуции при формировании реестра [Текст] / М. И. Конюшкевич // Лінгвістични студії : Зб. наук. праць. Вып. 15. / Укл. : Анатолій Загнітко (наук. ред.) та ин. – Донецьк : ДонНУ, 2007. – С. 142-149.

Конюшкевич 2010: Конюшкевич, М.И. Семантический диапазон и синтаксические функции слова “то” в сложноподчиненном предложении [Текст] / М. И. Конюшкевич // Лингвистические идеи В.А. Белошапковой и их воплощение в современной русистике / сост., отв. редактор Л. М. Байдуж. – Тюмень: Мандар и Ка, 2010. – С. 61-68.

Черемисина, Колосова 1987: Черемисина, М.И., Колосова, Т.А. Очерки по теории сложного предложения [Текст] / М. И. Черемисина, Т. А. Колосова. – Новосибирск : Наука, 1987.

Черемисина 1982: Черемисина, М.И. Об изъяснительной конструкции с факультативным управляемым местоимением «ТО» [Текст] / М. И. Черемисина // Функциональный анализ синтаксических структур : сб. науч. тр. – Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 1982. – С. 3-21.

Шмелева 2010: Шмелева, Т.В. Техника сложного предложения [Текст] / Т. В. Шмелева // Лингвистические идеи В. А. Белошапковой и их воплощение в современной русистике: коллективная монография / сост., отв. ред. Л. М. Байдуж. – Тюмень : Мандр и Ка, 2010. – С. 116-133.

 

Путем деноминализации (преобразования именной синтаксемы в предикативную единицу) выявляется инвентарь показателей связи в сложном предложении. На материале белорусского языка, в частности, синтаксем с предлогом аб, доказывается взаимозависимость значения синтаксемы и номинализатора (показателя связи), определяются факторы выбора номинализатора.

Ключевые слова: синтаксема, предикативная единица, номинализация, деноминализация, номинализатор, предлог, показатель связи, Т-слова, К-слова.

 

By means of denominalization (the transformation of syntaxeme into a predicative unit) the inventory of connection indices in a composite sentence is revealed. The interdependency of syntaxeme meaning and nominalizator (connection index) is demonstrated based on the Belarusian language (in particular, syntaxeme with the preposition аб), the factors of nominalizator choice are defined.

Keywords: syntaxeme, predicative unit, nominalization, denominalization, nominalizator, preposition, connection index, T-words, K-words.

Надійшла до редакції 15 вересня 2012 року.